1 тема 0 ответов
08.02.2017 15:47 5 503

Пролог
Серый дождь уныло барабанил по твердой земле Гремящей Тропы, бегущей между бесконечными рядами каменных гнезд, заселенных Двуногими. Время от времени по тропе с ревом проносилось чудовище с горящими глазами или поспешно пробегал какой-нибудь одинокий Двуногий, закутанный в мокрую блестящую шкуру.

Двое котов тихонько скользнули за угол, стараясь держаться поближе к стене, где тень была особенно густой. Первым шел тощий серый кот с рваным ухом и зоркими, внимательными глазами. Мокрая шерсть его потемнела от воды и прилипла к костлявому телу. За ним, неслышно ступая, следовал огромный коренастый котище. Могучие мускулы мягко перекатывались под его блестящей шкурой, янтарные глаза горели неистовым пламенем, а взгляд настороженно скользил по сторонам, словно великан опасался внезапного нападения.

Забравшись под навес над крыльцом очередного гнезда, могучий кот остановился и сердито рыкнул:

– Сколько нам еще идти? Тут слишком воняет!

Серый кот повертел головой и ответил:

– Уже недалеко.

– Хотелось бы в это верить.

Поморщившись, огромный кот вышел из-под крыши и раздраженно пошевелил ушами, стряхивая холодные капли дождя. В то же миг резкий желтый свет вспыхнул впереди, и чудовище, выскочив из-за поворота, окатило великана потоком грязной воды, пропахшей гарью и отбросами. Кот свирепо зарычал и отпрыгнул, но вонючая волна все же захлестнула его лапы, а брызги усеяли и без того мокрую шкуру.

Все в этом месте раздражало великана – и непривычно твердая земля под лапами, и смрад проносящихся чудовищ, и Двуногие, сидящие у них в животах, и незнакомые звуки, и противные запахи. Но отвратительней всего было то, что в этом проклятом месте он не мог обойтись без провожатого. Огромный кот не привык зависеть от кого бы то ни было! В своем лесу он знал каждое дерево, каждый ручеек, каждую кроличью норку. Он был самым сильным и самым грозным лесным воителем, но здесь его силы и опыт были бесполезны. Он плелся за провожатым, как беспомощный котенок за матерью, и чувствовал себя слепым, глухим и хромоногим калекой.

Но дело того стоило! Огромный кот возбужденно пошевелил усами. Скоро, очень скоро его злейшие враги станут жалкой дичью на своей собственной земле! Когда голодные псы бросятся в лагерь, никому и в голову не придет, что кто-то нарочно заманил их туда и указал добычу. Если все пойдет по задуманному плану, путешествие к гнездам Двуногих даст грозному великану все, к чему он так давно стремился.

Тем временем серый кот уверенно прошел по дорожке и пересек открытую лужайку, где сильно пахло чудовищами, а в вонючих лужах плавали и дробились отражения гадких оранжевых огней. Провожатый остановился и разинул пасть, чтобы поглубже втянуть в себя воздух. Грозный великан последовал его примеру и с отвращением облизнул губы, почуяв смрад гниющей пищи Двуногих.

– Это здесь? – процедил он.

– Здесь! – натянуто ответил серенький кот. – А теперь запомни, что я тебе скажу. Мы пришли на встречу с котами, которые держат в подчинении огромные стаи. С ними нужно держаться уважительно.

– Ты не забыл, с кем разговариваешь, Валун? – прошипел исполин, угрожающе надвигаясь на своего провожатого. Тощий серый кот прижал уши к затылку.

– Ничего я не забыл, Звездоцап! Но здесь не лес, и тут ты не предводитель.

– Ладно, пошли, – недовольно проворчал Звездоцап. Валун свернул на тропинку, но не успел пройти и нескольких шагов, как кто-то огромный заступил им дорогу.

– Кого это сюда принесло? – прозвучал недовольный голос, и из тьмы выступил здоровенный черный с белым кот. Сильные мышцы угрожающе перекатывались под его мокрой от дождя шкурой. – Назовитесь! Мы не любим чужаков.

– Мое почтение, Костяк, – спокойно ответил серый кот. – Не узнаешь меня? Черно-белый кот прищурился и какое-то время молча рассматривал своего гостя.

– Выходит, вернулся, Валун? – протянул он, наконец. – А говорил, что уходишь искать лучшей доли в лесу! Чего тебе здесь надо?

Он угрожающе шагнул вперед, но Валун даже не подумал отступать. Выпустив когти, он крепко вцепился в раскисшую землю.

– Мы пришли к Бичу. Костяк фыркнул – полупрезрительно, полунасмешливо.

– Вот уж не думаю, что Бич захочет вас видеть! Кстати, кто это с тобой? Его-то я точно не узнаю!

– Меня зовут Звездоцап. Я пришел из леса поговорить с вашим предводителем. Костяк задумчиво поглядел на Звездоцапа пронзительными зелеными глазищами, потом перевел взгляд на Валуна и снова обернулся к незнакомцу.

– Чего тебе от него надо, чужак? – грубо спросил он.

Янтарные глаза Звездоцапа вспыхнули, словно отражения огней, дробящихся на мокрых камнях.

– Об этом я буду говорить с предводителем, а не с патрульным! Костяк грозно выгнул спину и выпустил когти, но Валун быстро встал между изготовившимися к бою котами.

– Бич должен его выслушать, Костяк, – веско сказал он. – От этого всем вам будет польза, можешь мне поверить.

Несколько мгновений Костяк колебался, затем с явной неохотой сделал шаг в сторону, открывая дорогу. Он больше не произнес ни слова, но гости каждым волоском на шкуре чувствовали его испепеляющий взгляд.

Теперь Звездоцап пошел первым, и по мере того, как таял свет за спинами котов, шаги его становились все более опасливыми и осторожными. Со всех сторон, за каждой кучей мусора, скользили тощие кошачьи тени, десятки горящих глаз настороженно следили за продвижением чужаков. Звездоцап напрягся. Если встреча сложится неудачно, вырваться отсюда можно будет только с боем!

1 тема 0 ответов
Отправлено 08.02.2017 15:48

Тропинка заканчивалась тупиком. Звездоцап огляделся, ища предводителя котов с территории Двуногих. Он ожидал увидеть грозного великана, вроде огромного Костяка, поэтому вначале равнодушно скользнул взглядом по щуплому черному коту, свернувшемуся клубком на темном пороге.

Валун быстро толкнул Звездоцапа в бок и кивнул на черного кота.

– Это Бич!

– Это Бич?! – поразился Звездоцап. Он так удивился, что громко рявкнул, заглушая шум моросящего дождя. – Да он же ростом с оруженосца!

– Замолчи! – в ужасе прошептал Валун. – У них тут порядки, не как у нас, если предводитель прикажет, они убьют, не задумываясь!

– Кажется, ко мне гости пожаловали? – с ленцой произнес черный кот. Голос у него оказался резким и пронзительным, похожим на холодный перезвон сосулек. – Вот уж не чаял снова увидеть тебя, Валун! Я слышал, ты ушел жить в лес?

– Да, Бич! Так оно и есть! – поспешно отозвался Валун.

– В таком случае, что ты здесь забыл?! – В голосе Бича послышалось что-то похожее на рычание. – Ты передумал и приполз обратно? И думаешь, я прощу тебя?

– Нет, Бич! – спокойно выдержал его пронзительный голубой взгляд Валун. – Лесная жизнь пришлась мне по душе. Там полно свежатины, там нет Двуногих…

– Я надеюсь, ты явился сюда не для того, чтобы описывать мне прелести лесной жизни? – перебил Бич, раздраженно взмахнув черным хвостом. – На деревьях живут белки, а не коты! – он сощурился, глаза его полыхнули бледным голубым огнем. – Чего тебе надо?

Звездоцап выступил вперед, отодвинув плечом серого Валуна.

– Я Звездоцап, предводитель племени Теней, – прорычал он. – Я пришел сделать тебе предложение.

Глава I
Бледный свет грустно просачивался сквозь голые стволы деревьев, когда Огнегрив нес тело своей предводительницы к месту ее последнего успокоения. Вцепившись зубами в загривок Синей Звезды, он возвращался по той же тропе, по которой храбрые Грозовые воины гнали собачью свору к утесу и к гибели. Все тело его словно окаменело, рассудок не мог смириться с ужасной потерей. Синяя Звезда мертва! Без предводительницы даже родной лес казался Огнегриву чужим и незнакомым, словно он снова стал маленьким котенком, впервые очутившимся в густой чаще. Все вокруг было каким-то призрачным, словно деревья и камни в любой момент могли растаять в воздухе. Немыслимая, странная тишина поглотила весь мир. Разумом Огнегрив понимал, что дичь просто попряталась, испугавшись собачьей своры, но в тоске ему казалось, будто весь лес замер, оплакивая Синюю Звезду.

Снова и снова память возвращала его к событиям на утесе. Он видел слюнявую пасть вожака своры, чувствовал его острые клыки на своем загривке. И вновь, откуда ни возьмись, появлялась Синяя Звезда – она бесстрашно бросалась на вожака, отшвыривала его на край утеса и вместе с ним обрушивалась в бездну. Огнегрив снова содрогался от ледяного холода, которым встретила его река, когда он прыгнул спасать предводительницу. Он вспоминал, как они оба безнадежно боролись с течением, пока двое Речных воинов – Камень и Невидимка – не пришли им на помощь.

Но сильнее всего запомнилось ему то, как он в оцепенении стоял на речном берегу над телом Синей Звезды, не в силах поверить, что предводительница отдала свою последнюю жизнь, чтобы спасти его и Грозовое племя от собачьей своры.

И вот теперь Огнегрив вместе с Камнем и Невидимкой нес домой тело предводительницы. По дороге приходилось то и дело останавливаться и тщательно вынюхивать, нет ли где свежего собачьего запаха. Чуть раньше Огнегрив послал Крутобока осмотреть территорию на другом берегу реки и выяснить, удалось ли псам поймать кого-нибудь из отважных Грозовых воинов, которые гнали свору на край гибельного утеса.

Но пока, к счастью, вокруг все было спокойно. Продравшись через заросли ежевики, Огнегрив опустил тело Синей Звезды на землю и, задрав голову, принюхался, но лесной воздух оставался чистым и свежим. В следующий миг из сухого папоротника показалась ушастая голова Крутобока.

– Все отлично, Огнегрив! – доложил он. – Ничего, кроме помятых папоротников!

– Хорошо, – кивнул головой Огнегрив. В сердце его затеплилась надежда на то, что свирепые псы, напуганные гибелью вожака, в страхе убежали прочь, и лес снова будет принадлежать четырем племенам диких котов. Целых три месяца Грозовое племя жило в постоянном страхе, превратившись в дичь на собственной земле, но теперь все кончено. Они выстояли!

– Тогда пошли. До возвращения остальных нужно убедиться, что в лагере все спокойно.

Вместе с Речными воинами Огнегрив молча поднял тело Синей Звезды и понес его через чащу. На вершине холма, под которым находился лагерь, он замедлил шаг и остановился. В памяти снова воскресло то страшное утро, когда Грозовые воины обнаружили дохлых кроликов, которых Звездоцап разбросал по лесу, чтобы заманить псов в лагерь Грозового племени. Возле самого входа в лагерь лежало мертвое тело доброй королевы Чернобурки. Звездоцап убил ее, чтобы свирепые псы почувствовали вкус кошачьей крови. Но сейчас все вокруг было спокойно, и, принюхавшись, Огнегрив не почувствовал никаких незнакомых запахов.

– Подождите здесь, – велел он. – Я должен пойти посмотреть.

– Я с тобой! – тут же вызвался Крутобок.

– Нет! – неожиданно подал голос Камень и взмахнул хвостом, преграждая серому воину путь. – Мне кажется, Огнегрив должен пойти один.

Огнегрив с благодарностью посмотрел на глашатая Речного племени и, насторожив уши, начал осторожно спускаться по склону холма. Непривычная глубокая тишина по-прежнему царила в лесу.

1 тема 0 ответов
Отправлено 08.02.2017 15:49

Выбравшись из папоротников на поляну, Огнегрив остановился и с опаской огляделся. Кто знает, вдруг какой-нибудь хитрый пес не побежал вместе со всеми к утесу, а притаился в одной из пещер, или коварный Звездоцап подослал воинов Теней под шумок захватить лагерь?

Но и здесь все было спокойно. У Огнегрива невольно поднялась шерсть при виде опустевшего, покинутого лагеря, но он по-прежнему не видел никаких признаков опасности. Ничто не нарушало тишины, в воздухе не пахло ни псами, ни вероломными соседями.

Чтобы окончательно убедиться в том, что лагерю никто не угрожает, Огнегрив быстро заглянул во все палатки и осмотрел ясли. Снова нахлынули не прошенные воспоминания – он видел смятение своего племени, узнавшего о приближении собачьей своры, вновь испытывал горячий ужас лесной погони, чувствовал шкурой обжигающее дыхание вожака своры. Он остановился у подножия скалы и под тихий шепот ветра в ветвях деревьев вдруг перенесся в то далекое время, когда Звездоцап стоял на этой поляне и дерзко смотрел на свое племя, только что узнавшее о его предательстве. Синяя Звезда отправила изменника в изгнание, и он поклялся смертельно отомстить бывшим соплеменникам. Огнегрив не сомневался в том, что неудавшаяся попытка натравить собачью свору на Грозовое племя была очередной, и далеко не последней, попыткой бывшего глашатая сдержать свою страшную клятву.

Напоследок Огнегрив осторожно подполз через папоротники к пещере целительницы Пепелицы. Остановившись перед входом, он заглянул внутрь пещеры, где вдоль стен были аккуратно разложены пучки лечебных трав и ягод. И снова его захлестнули воспоминания. Он увидел Пестролистую и Щербатую, прежних целительниц племени. Огнегрив любил их обеих, и скорбь о погибших кошках новой тяжестью легла на его измученное сердце.

«Синяя Звезда умерла! – беззвучно сказал он, обращаясь к целительницам. – Теперь она с вами, в Звездном племени?»

Выбравшись из папоротников, он молча вернулся на вершину холма. Там все оставалось по-прежнему. Крутобок стоял на страже, а Камень с Невидимкой ласково вылизывали мертвое тело предводительницы.

– Все спокойно! – сообщил Огнегрив. – Крутобок, отправляйся к Нагретым Камням. Сообщи племени о смерти Синей Звезды, но больше ничего не говори. Я сам все расскажу им. Просто передай, что я велел возвращаться обратно.

Желтые глазищи Крутобока вспыхнули от радости.

– Уже бегу, Огнегрив! – он повернулся и бросился в лес, торопясь поскорее добраться до Нагретых Камней, где укрылось Грозовое племя, когда узнало о том, что запах кроличьей крови вот-вот приведет в лагерь свору свирепых голодных псов.

Камень, склонившийся над телом Синей Звезды, поднял голову и насмешливо фыркнул:

– Теперь у меня нет никаких сомнений по поводу того, кому он предан!

– Это точно! – кивнула Невидимка. – Впрочем, ни один Речной кот никогда не верил в то, что Крутобок навсегда останется с нами!

Речная королева Серебрянка родила Крутобоку двоих котят и умерла, оставив беспомощных малышей, поэтому серому воину пришлось уйти в Речное племя, но сердце его всегда оставалось на другом берегу реки. Во время битвы между Речными и Грозовыми котами Крутобок спас жизнь Огнегриву, и за это Пятнистая Звезда, предводительница Речных воинов, навсегда изгнала его из своего племени. Это изгнание позволило Крутобоку наконец-то вернуться туда, где всегда был его настоящий дом.

Огнегрив молча кивнул Речным воинам, поднял тело Синей Звезды, и все трое понесли мертвую предводительницу в лагерь, лежащий у подножия холма. Они принесли ее к подножию скалы и положили в пещеру, где Синяя Звезда должна была оставаться до тех пор, пока все племя не простится с ней и не похоронит ее с честью, подобающей мудрой и доблестной предводительнице.

– Спасибо вам за помощь, – поблагодарил Речных воинов Огнегрив. Он поколебался, понимая всю ответственность своего решения, и предложил: – Вы не хотите остаться на похороны Синей Звезды?

– Это великодушное предложение, Огнегрив! – ответил Камень, почти не выказав удивления тем, что Огнегрив предложил вчерашним противникам разделить с его воинами скорбь утраты. – Но нас ждут обязанности в Речном племени. Мы должны как можно скорее вернуться домой.

– Спасибо тебе, Огнегрив! – тепло добавила Невидимка. – Поверь, это очень много значит для нас. Но твоим соплеменникам вряд ли понравится наше присутствие. Они ведь не знают, что Синяя Звезда была нашей матерью?

– Нет, – вздохнул Огнегрив. – Об этом знает только Крутобок. Но Звездоцап подслушал все, о чем вы говорили с Синей Звездой на речном берегу. Боюсь, на следующем Совете он во всеуслышание объявит о вашем происхождении!

Камень переглянулся с Невидимкой и гордо вскинул голову:

– Пусть говорит, что хочет! Я сам сегодня же сообщу своему племени о том, что Синяя Звезда была нашей матерью. Нам нечего стыдиться своего происхождения, Огнегрив. Синяя Звезда была великой предводительницей, а наш отец был доблестным и отважным глашатаем!

– Правильно! – поддержала брата Невидимка. – Ни один лесной кот не посмеет спорить с этим!

Своей отвагой и решимостью брат с сестрой напомнили Огнегриву погибшую Синюю Звезду. В молодости Синяя Звезда оставила своих детей их отцу, Желудю, глашатаю Речного племени, так что Камень с Невидимкой лишь недавно узнали о том, что в их жилах течет не только Речная, но и Грозовая кровь. Вначале они возненавидели Синюю Звезду, но этим утром, когда их мать умирала на пустынном речном берегу, брат с сестрой, наконец, нашли в себе силы простить ее. Несмотря на всю боль расставания, Огнегрив был счастлив, что Синяя Звезда успела перед смертью примириться со своими детьми. Только он один знал, как страдала несчастная мать оттого, что ее дети растут в чужом племени.

1 тема 0 ответов
Отправлено 08.02.2017 15:50

– Жаль, что нам не довелось получше узнать ее, – грустно сказал Камень, словно услышав мысли Огнегрива. – Тебе повезло, ты вырос в ее племени и даже стал ее глашатаем!

– Конечно! – прошептал Огнегрив, устремив печальный взгляд на неподвижное серо-голубое тело, лежащее на песчаном полу пещеры. Теперь, когда отважная душа Синей Звезды вознеслась к звездным предкам, тело ее казалось ему до боли маленьким и хрупким.

– Можно мы попрощаемся с ней наедине? – робко спросила Невидимка. – Совсем недолго, прошу тебя!

– Конечно! – закивал Огнегрив и отошел, чтобы брат с сестрой могли в последний раз вылизать мертвое тело погибшей матери.

Приблизившись к скале, Огнегрив услышал в папоротниках топот возвращающихся котов. Выбежав им навстречу, он увидел, как Белоснежка и Горностайка первыми вылезают из зарослей и опасливо оглядываются, словно не решаясь войти в лагерь. Из-за их спин с опаской выглядывали Бурый со Златошейкой.

У Огнегрива тоскливо сжалось сердце при виде соплеменников, боящихся вернуться в собственный дом, и он торопливо обвел глазами котов, ища самую любимую золотистую кошку по имени Песчаная Буря. Он должен был убедиться, что она благополучно вернулась к своему племени после того, как помогла увести собачью свору прочь от лагеря.

В толпе котов Огнегрив заметил своего племянника Белохвоста. Белоснежный воин не отходил от молодой кошечки по имени Безликая, которая была искалечена в схватке с бродячими псами. Сжимая в пасти охапку целебных трав, на поляну, прихрамывая, вышла целительница Пепелица, а за ней в лагерь вбежали Ежевичка с Рыжинкой – маленькие оруженосцы, дети Златошейки и Звездоцапа.

Наконец Огнегрив заметил Песчаную Бурю. Золотистая кошка шла рядом с могучим белоснежным Бураном, а рядом с ними весело прыгали трое крошечных Синеглазкиных котят, которые были еще слишком малы, чтобы понять, какую опасность они только что избежали.

С громким урчанием Огнегрив бросился к Песчаной Буре и прижался подбородком к ее боку. Подруга принялась торопливо лизать его в ушки, и, подняв голову, Огнегрив увидел нежность в глубине ее светлых зеленых глаз.

– Я так боялась за тебя, Огнегрив! – прошептала Песчаная Буря. – Я и подумать не могла, что эти псы окажутся такими здоровенными! Честно тебе скажу, я в жизни еще никогда так не пугалась!

– Я тоже, – признался Огнегрив. – Пока ждал в своей засаде, я чуть с ума не сошел – думал, вдруг они тебя поймали?!

– Поймали?! Меня?! – отпрянула Песчаная Буря и угрожающе пошевелила кончиком хвоста. У Огнегрива душа ушла в пятки. Неужели он снова умудрился обидеть ее?! Робко подняв глаза, он с облегчением перевел дух, заметив озорной блеск в зеленых глазах подруги. – Я бежала, чтобы спасти свое племя и тебя, Огнегрив. Мне казалось, я бегу быстрее звездных предков-воителей!

Песчаная Буря вышла на середину поляны, быстро обвела глазами лагерь и вдруг помрачнела.

– Где Синяя Звезда? Крутобок сказал, что она умерла!

– Да, – ответил Огнегрив. – Я пытался спасти ее, но борьба с течением отняла у нее слишком много сил… Она в своей пещере, – Огнегрив помялся и добавил: – С ней сейчас Камень и Невидимка.

Песчаная Буря резко обернулась, золотистая шерсть ее встала дыбом.

– Речные воины в нашем лагере?! Что они тут делают?!

– Они помогли мне вытащить Синюю Звезду из реки, – пояснил Огнегрив. – Кроме того… они… в общем, они ее дети.

Песчаная Звезда так и застыла с вытаращенными глазами.

– Что?! Синяя Звезда… Но как?! Огнегрив быстро прижался к ней щекой, не давая договорить.

– Я все объясню тебе позже, – пообещал он. – Сейчас я должен убедиться, что наше племя в полной безопасности.

Пока они говорили, Грозовые коты, один за другим, вылезли из папоротников и начали собираться вокруг своего глашатая. Огнегрив заметил в толпе Уголька и Тростинку, юных оруженосцев, которые первыми бросились наперерез своре и повели ее прочь от лагеря.

– Вы оба молодцы! – похвалил он. Котята довольно заурчали.

– Мы спрятались в орешнике, как ты и сказал, а когда увидели собак, то выскочили и побежали! – гордо заявил Уголек.

– Мы знали, что должны как можно дальше увести их от лагеря, – робко добавила Тростинка.

– Вы показали себя настоящими храбрецами, – серьезно сказал Огнегрив и снова вспомнил мертвое тело Чернобурки, матери молодых оруженосцев, убитой Звездоцапом. – Я горжусь вами, и уверен, что ваша мать с гордостью смотрит на вас с Серебряного Пояса.

Уголек горестно сгорбился, мгновенно превратившись в несчастного маленького котенка.

– Я так испугался! – прошептал он. – Если бы я видел, какие огромные эти псы, то не знаю… не знаю, решился бы я выбежать!

– Мы все испугались, – веско сказал подошедший Дым и ласково лизнул Тростинку в пестрое ушко. – Честное слово, я в жизни так быстро не бегал!

Вы оба показали себя настоящими героями. Дым говорил это от чистого сердца, но хотя слова его относились в равной степени к обоим оруженосцам, ласковый взгляд предназначался одной Тростинке. Огнегрив едва сумел скрыть улыбку. Все Грозовое племя прекрасно знало о том, что бурый Дым по уши влюблен в пеструю ученицу.

– Ты тоже отлично справился! – сказал Огнегрив Дыму. – Грозовое племя обязано своим спасением всем вам.

Несколько мгновений Дым молча смотрел в глаза Огнегриву, затем медленно кивнул и отошел. Посмотрев ему вслед, Огнегрив вдруг заметил, что Белохвост бережно выводит Безликую из гудящей толпы котов. Огнегрив быстро приблизился к парочке и встревожено спросил:

– Как ты себя чувствуешь, Безликая?

1 тема 0 ответов
Отправлено 08.02.2017 15:51

– Отлично! – натянуто ответила та, испуганно обводя поляну своим единственным глазом. – Ты хорошо осмотрел лагерь, Огнегрив? Вдруг какая-нибудь собака притаилась тут и ждет?!

– Я облазил каждый уголок, – поспешил успокоить ее Огнегрив. – Тут даже псиной не пахнет.

– Видел бы ты, как храбро она держалась у Нагретых Камней! – громко воскликнул Белохвост и нежно потерся подбородком о плечо подруги. – Мы с ней вместе наблюдали за равниной с верхушки высокого дерева.

Безликая просияла от его похвалы и даже чуть-чуть приосанилась.

– Я, конечно, вижу не так хорошо, как раньше, зато слышу отлично, и нюх у меня очень острый!

– Умница! – улыбнулся Огнегрив. – Ты тоже не подкачал, Белохвост. Я не ошибся, положившись на тебя.

– Все держались молодцами! – раздался за его спиной голос Пепелицы, и, обернувшись, Огнегрив увидел хромающую к ним целительницу в сопровождении бурой кошки по имени Кисточка. – Никто и не подумал впадать в панику, все оставались спокойны, даже когда заслышали приближающийся собачий лай.

– Все целы и невредимы? – уточнил Огнегрив.

– Все здоровехоньки! – улыбнулась Пепелица, и в голубых глазах ее Огнегрив ясно увидел облегчение. – Кисточка сломала коготь, когда удирала от своры, ну да это ничего! Пойдем, Кисточка. Сейчас я тебе помогу.

Провожая глазами удаляющихся кошек, Огнегрив даже не заметил подошедшего к нему Бурана.

– Я хотел бы поговорить с тобой, Огнегрив, – сурово сказал белоснежный воин.

– Я слушаю?

– Прости меня, глашатай, – виновато понурил голову Буран. – Я знаю, ты просил меня позаботиться о Синей Звезде и присматривать за ней у Нагретых Камней…. Но я даже не заметил, как она исчезла! Оглянулся – а ее уже нет! Это я виноват в ее смерти, Огнегрив.

Опустив веки, Огнегрив посмотрел на белоснежного воина и с болью в сердце увидел, как состарил его этот нелегкий день. Буран был старейшим воином Грозового племени, но немногие молодые коты могли сравниться с ним в силе и выносливости. Он всегда был полон энергии, всегда тщательно следил за собой и несколько раз за день аккуратно, волосок к волоску, вылизывал свою лоснящуюся белоснежную шерсть. Утром Буран покинул лагерь преисполненным сил могучим воином, а вернулся в него дряхлым, сгорбленным стариком.

– Что за вздор! – горячо воскликнул Огнегрив. – Даже если бы ты заметил, как она уходит, разве ты мог бы что-нибудь изменить?! Ты не имел права останавливать Синюю Звезду! Она была предводительницей, и ты обязан был подчиниться ее воле, какой бы она ни была.

Буран резко вскинул голову.

– Когда я понял, что Синяя Звезда ушла, я даже не послал за ней никого из воинов. Я не мог отправить товарища на верную смерть от собачьих зубов… Нам оставалось только сидеть на деревьях и слушать далекий лай своры, – он содрогнулся всем телом и с трудом выдавил: – Но я должен был хоть что-нибудь сделать!

– Ты сделал все, что было в твоих силах, – тихо сказал ему Огнегрив. – Ты оставался со своим племенем и сохранил его. Синяя Звезда сделала свой выбор, Буран. На то была воля Звездного племени, чтобы своей смертью она спасла всех нас от смерти.

Буран медленно кивнул, но глаза его по-прежнему были полны печали. Помолчав, он тихо проговорил:

– Несмотря на то, что она утратила веру в Звездное племя.

Огнегрив знал, что имеет в виду белоснежный воин. В последние месяцы жизни Синяя Звезда сильно изменилась. Рассудок ее не вынес предательства Звездоцапа, и постепенно предводительница убедила себя в том, что само Звездное племя ополчилось против нее. Даже искусство Пепелицы оказалось бессильно помочь ей. Огнегрив с Бураном выбивались из сил, пытаясь скрыть от остального племени состояние предводительницы. Но Буран еще не знал того, что перед своей кончиной Синяя Звезда очнулась от кошмара и отказалась от своей безумной вражды со звездным воинством.

– Нет, Буран, – ответил Огнегрив, радуясь, что может утешить старого воина. – Перед смертью Синяя Звезда примирилась со Звездным племенем. Разум ее прояснился, вера вернулась в ее душу. Она твердо знала, что и зачем делает.

Тоска исчезла из глаз Бурана, он весь просиял от радости, и Огнегрив понял, каким ударом стала для старого воина смерть Синей Звезды, с которой его связывала многолетняя крепкая дружба.

Тем временем Грозовое племя уже собралось вокруг своего глашатая. Все взгляды были обращены на него, и Огнегрив увидел в глазах своих воинов тень только что пережитого ужаса и страх перед грядущими бедами. Он судорожно сглотнул и понял, что должен во что бы то ни стало успокоить свое племя.

– Огнегрив! – смущенно подал голос рыженький Бурый. – Это правда, что Синяя Звезда погибла? Огнегрив скорбно склонил голову.

– Да, это правда. Синяя Звезда умерла… спасая меня и всех нас. – Он испугался, что голос его сейчас сорвется, и торопливо проглотил ком в горле. – Вы знаете, что мы по очереди гнали собачью свору к утесу. Я был последним и должен был привести псов к самому краю скалы. Но когда я выскочил на утес, из засады на меня набросился Звездоцап. Он прижал меня к земле и держал до тех пор, пока не появился вожак своры. Вожак убил бы меня, и весь лес стал бы добычей голодных псов, если бы не Синяя Звезда! Она бросилась на вожака, оттолкнула его к краю утеса, и… они оба рухнули вниз. Ужас пробежал по толпе собравшихся, словно ветерок по верхушкам деревьев.

– А что было потом? – тихо спросила Белоснежка.

– Я прыгнул вслед за ней, но не смог спасти ее, – Огнегрив быстро зажмурился, вспомнив бурлящую воду и свои отчаянные попытки удержать Синюю Звезду на поверхности. – Двое Речных воинов, Камень и Невидимка, пришли мне на помощь, и вместе мы вытащили Синюю Звезду на берег. Она была жива, но было уже слишком поздно. Последняя, девятая жизнь покинула ее, и наша предводительница навсегда ушла в Звездное племя.

1 тема 0 ответов
Отправлено 08.02.2017 15:52

Одинокий, горестный вопль вырвался из притихшей толпы, и Огнегрив впервые подумал о том, что большинство воинов Грозового племени появились на свет уже после того, как Синяя Звезда стала предводительницей. Наверное, ее смерть должна казаться им чем-то немыслимым и страшным, сродни угасшему солнцу или падению четырех священных дубов на поляне Совета.

Огнегрив заговорил громче, стараясь, чтобы голос его не дрожал:

– Знайте, что Синяя Звезда не ушла навсегда! Она и сейчас смотрит на нас из Звездного племени, а дух ее навсегда останется с нами!

«А может быть, сейчас она пребывает в своей пещере, любуется Камнем и Невидимкой?» – тихо добавил он про себя.

– Я хочу взглянуть на нее! – заявила старая Горностайка. – Где она, у себя в пещере? – Она повернулась и направилась к скале, сопровождаемая Рябинкой и Безухом.

– Я с вами! – крикнула Белоснежка, быстро вскакивая с земли. Сердце у Огнегрива тревожно заколотилось. Он хотел дать Камню с Невидимкой возможность подольше побыть возле тела своей матери, но слишком поздно сообразил, что, кроме Крутобока и Песчаной Бури, никто в племени не знает о присутствии Речных воинов в лагере.

– Погодите… – крикнул он, торопливо прокладывая себе дорогу сквозь толпу.

Но было уже слишком поздно. Горностайка с Белоснежкой уже стояли у входа в пещеру Синей Звезды и, судя по их взъерошенной шерсти и распушенным хвостам, успели заметить чужаков. В зловещей тишине раздался негодующий вопль Белоснежки: – Что это вы здесь делаете?!

Глава II
Завидев подбегающего Огнегрива, Горностайка грозно повернулась к нему. Глаза ее сверкали от бешенства. – Здесь двое Речных воинов! – задыхаясь от злобы, прошипела она. – Пришли надругаться над телом нашей предводительницы!

– Нет, что ты! – испугался Огнегрив. – Они имеют право находиться здесь.

Тем временем племя угрожающе сгрудилось за его спиной, из толпы послышались первые яростные вопли, и Огнегрив отчетливо услышал пронзительный визг Белохвоста. Он быстро обернулся к своему племени и крикнул:

– Назад! Все в порядке. Камень и Невидимка…

– Выходит, ты знал, что они здесь?! – раздался угрожающий голос Частокола, и полосатый котище, расталкивая собравшихся, пробился к пещере и очутился перед самым носом Огнегрива. – Ты не только впустил вражеских воинов в наш лагерь, ты позволил им войти в палатку нашей предводительницы?!

Огнегрив сделал глубокий вдох, пытаясь оставаться спокойным. Он никогда не доверял этому злобному полосатому воину. В то время как Грозовое племя готовилось к нападению собачьей своры, Частокол под шумок норовил ускользнуть из лагеря и увести с собой обоих Звездоцаповых котят. Застигнутый врасплох, он пытался уверить глашатая в том, что ничего не знал о намерении Звездоцапа уничтожить Грозовое племя, натравив на него собачью свору, но Огнегрив нисколько ему не поверил.

– Ты не забыл, что я только что сказал? – прошипел Огнегрив. – Камень с Невидимкой помогли мне вытащить Синюю Звезду из реки!

– Мало ли чего ты тут нам порассказал! – нагло огрызнулся Частокол. – Откуда нам знать, как оно было на самом деле? С какой стати Речные коты станут помогать Грозовому племени?!

– Но они уже помогали нам раньше! – напомнил Огнегрив. – Или вы забыли, что обязаны жизнью Речным воинам, которые спасли нас по время пожара?!

– Верно! – поддержала глашатая Кисточка. Они с Пепелицей только что вышли из пещеры целительницы и услышали громкую перепалку у скалы.

Кисточка решительно проложила себе дорогу сквозь толпу и остановилась возле Частокола: – И тем не менее, Огнегрив, тебе не следовало оставлять вражеских воинов возле тела нашей предводительницы! Мало ли что они там делали!

– Мы отдавали последние почести Синей Звезде, – раздался за спиной Огнегрива резкий голос Камня.

Обернувшись, глашатай увидел, что брат с сестрой вышли из пещеры и остановились на пороге. Оба были слегка растеряны злобой Грозовых воинов, но, убедившись в том, что их принимают за вражеских лазутчиков, медленно ощетинили шерсть на загривках.

– Мы хотели попрощаться с Синей Звездой и в последний раз вылизать ей шерсть, – подала голос Невидимка.

– С какой это стати?! – грозно насупилась Кисточка.

У Огнегрива оборвалось сердце, когда Невидимка решительно выступила вперед и процедила, глядя прямо в глаза бурой кошечке: – С такой, что она была нашей матерью!

Мертвая тишина воцарилась на поляне, слышно стало, как где-то далеко кричит в кустах дрозд. Огнегрив робко обвел глазами соплеменников и невольно сжался под их недоумевающими, потрясенными и злобными взглядами. Он поискал глазами Песчаную Бурю, но увидел в ее лице лишь смятение и тревогу, словно золотистая кошечка была потрясена тем, как грубо и несвоевременно вышла на свет страшная тайна Синей Звезды.

– Синяя Звезда была вашей матерью?! – первой нарушила молчание Горностайка. – Вот уж вздор, так вздор! Никогда в это не поверю! Да разве наша предводительница допустила бы, чтобы ее детки воспитывались в чужом племени?!

– Хотите верьте, хотите – нет, но это правда! – огрызнулся Камень. Взмахом хвоста Огнегрив велел Камню замолчать и решительно выступил вперед.

– Я сам все объясню, – устало объявил он. – Вам с Невидимкой сейчас лучше уйти.

Камень коротко кивнул и первым шагнул к папоротниковому туннелю, ведущему прочь из лагеря. Невидимка молча последовала за братом. Коты нехотя расступились, давая им дорогу, и Огнегрив ясно услышал злобное шипение и несколько угрожающих выкриков, раздавшихся из толпы.

Всего пользователей на форуме (за последние 15 мин) 3 из них 0 пользователей, 3 гостя
Всего пользователей, читающих форум Книги: 0 пользователей, 1 гость