Блог Natali.moonray2012
12
Записей
0
Читателей
426
Просмотров
5
Ответов
Следующая запись
Natali.moonray2012, 14 сен в 10:50

Gankutsuou: The Count of Monte-Cristo. (Novels). Том 2, Глава 3: "Изучение яда"

стр. 1 из 3

Том 2, глава 3: "Изучения яда". (серия 7)

- Главный судья, Жерар де Вильфор... отец Валентины.
- Я знаю, - Максимилиан нервно смял манжету, - Что он за человек?
- По слухам, это самый ужасный человек в Париже, который казнил и отправил за решетку сотни преступников.
Я слышал, что многие критикуют его за чрезмерную суровость. Но в отличие от критиков, Бошан говорит, что это политика "устрашения Вильфора".
...
Если Вильфор выносит приговор о пожизненном залючении, это мгновенно означает смерть виновного. Преступники называют его "царем толпы". Именно такой человек находится сейчас на вершине судебной системы в Париже. На самом деле, я не придавал этому значения, но Бошан говорит, что я просто еще не дорос.
- Он водит старую дружбу с моим отцом, но я всегда побаивался его, - в моей памяти всплыло холодное лицо с бликующим моноклем.
...
- Мне с трудом верится, что этот человек произвел на свет такую деликатную и нежную девушку, как Валентина. Хотя по словам моей матери, мать Валентины была прекрасной наследницей маркиза де Сен-Меран.
Трудно поверить, но в молодости господин де Вильфор был красивым мужчиной, за внимание которого боролись женщины. Но с давних пор его единственной возлюбленной является книга закона.
- Этот человек заправляет судебной системой города. Я посторонний, который намерен увидеться с его дочерью, и мне следовало подготовиться...
Максимилиан прижался ко мне и сказал:
- Как я войду к ним...
- Хочешь сказать, что не думал, под каким предлогом войдешь в его дом?
Кажется, я наступил на больное место. Максимилиан молчал. Я понял, что нам обоим предстоят трудности.
Было забавно наблюдать за этим простодушным человеком, влюбившимся в наследницу семьи де Вильфор и намеренного попросить её отказаться от своего жениха.
Я чувствовал, что простота Максимилиана вызывает во мне жалость. Даже получив согласие жениха, невозможно рассчитывать на расположение чужой невесты.
- Я не боюсь поговорить с ней, но беспокоюсь о том, что причиню ей боль...
Максимилиан медленно допил пятую чашку кофе.
- В любом случае, тебе не кажется, что сейчас она несчастна, как никогда?
- Ну...
- Если возвращаться к прошлому, стал бы ты со мной драться, если бы понял сразу?
Слова Максимилиана задели меня, и я повысил голос:
- Конечно нет...
Максимилиан впервые улыбнулся:
- Твой вызов смотрелся довольно забавно на фоне пиратского костюма, чтобы всерьез размахивать мечом...
...
- Ты хочешь сделать Валентину счастливой, ведь так?
- Я намерен это сделать. Если это в моих силах, я не остановлюсь. И если Валентина отвергнет меня, я должен буду честно уйти.

Интересно, почему некоторые люди бывают так прямолинейны. Возможно, наша привычка мечтать сильнее страха потерпеть неудачу вместо успеха. Люсьен говорит, что фантазировать - удел неудачников. Именно поэтому мы предпочитаем мечты действиям. Но есть и другие люди, на которых подобный механизм не работает. Благодаря таким людям мы отзываемся на чужие проблемы. Благодаря им мы получаем более широкий обзор, чем когда мы заперты в своей комнате и беспокоимся исключительно о своей особе. Поэтому, покинув кафе, я почувствовал одновременно облегчение и волнение. Никогда еще у меня не было друга, который был бы так же прост и дружелюбен, как Максимилиан.
***
Приняв решение, этот человек двинулся вперед с железной волей.
Таков и был Максимилиан.
В его походке не было колебания, когда он твердо шагал по тротуару к особняку де Вильфор. Рассекая воздух своим мощным телом, он неуклонно двигался вперед. Ну вот и всё. Я начал волноваться, словно во время игры в рулетку. Казалось, что я пытаюсь успеть следом за огромным локомотивом. Поспевать следом за гулко вышагивающим Максимилианом было затруднительно. Я был похож на мышь, сопровождающую слона. Именно так я себя ощущал. Было бы естественнее, если бы я сидел у него на плече.
Совсем скоро перед нами вырос дом де Вильфоров.
Особняк, унаследованный поколениями аристократов, был обернут во мрачную лесную темноту, отливавшую золотисто-синим. Это сложное здание, постройка которого сохранилась без изменений. Я слышал, что после того как отец де Вильфора, Нуартье, был обвинён в политической измене, особняк некоторое время оставался необитаем.
- И в этом доме живёт Валентина...
Щёки Максимилиана окрасились цветом вишни. Эмоции гиганта. Должно быть, глазам влюбленного парня этот особняк представлялся раем.
Я заметил у ворот конный экипаж, запряженный четверкой лошадей. Карета семьи Данглар. Вероятно, теперь место Затмения, попавшего в руки графа, в этой четверке занимала другая лошадь.
- Альбер!
Госпожа Виктория выглянула в окно. Кажется, у неё было хорошее настроение.
- Спасибо за твой вчерашний визит! Ты действительно представил потрясающего человека.
Хотя госпожа лишилась своего любимого Затмения, похоже, её мнение о графе осталось положительным.
Я выдохнул с облегчением. Великолепное ожерелье украшало грудь госпожи. Даже не разбираясь в этом, я понял, что оно очень дорогое.
- Какое красивое ожерелье, - я попытался добавить в голос лести. Максимилиан был со мной, и мне хотелось склонить мадам на нашу сторону.
Как я и думал, рука госпожи с удовольствием коснулась ожерелья:
- Граф Монте-Кристо подарил его мне в знак примирения... Кроме того, граф сделал мне подарок, вернув Затмение обратно.
Я изрядно удивился, увидев лошадь в упряжке.
Став свидетелем бурной семейной ссоры, граф поступил весьма умно. Замечательный способ влиться в общество.
- Эй, хватит тянуть время, поехали!, - послышался из кареты капризный детский голос. Эдуард, сводный младший брат Валентины.
- Разве ты не видишь, что мадам Данглар беседует со своим будущим зятем? Веди себя тихо, - мать попыталась утихомирить его, но ребенок не собирался её слушать.
- Поехали скорее! Поехали, тётя! Болтать с дураками - пустая трата времени.
Эта реплика заставила меня покраснеть. Эдуард - ребенок второй жены де Вильфора, Элоизы, мачехи Валентины. Это был вредный мальчишка, воспитанный словно эгоистичный монстр. Отражение отпрыска де Вильфора в зеркале заднего вида пренадлежало мальчишке, умевшему испортить разбитым яйцом любимое платье и набросать в бензобак целых тридцать инжирин, приведя в бешенство обычно спокойного Рауля. Мой мотоцикл тоже пострадал от его проделок, когда я обнаружил в бензобаке кучу дохлых цикад.
- Прошу прощения, он сегодня капризничает... - мадам де Вильфор выглянула в окно, - О, ты сегодня не с Францем?
По сравнению с эксцентричной мадам Данглар, жена Вильфора казалась мне более приятной женщиной.
Но Франц считал иначе, и утверждал, что истинная природа Эллоизы проявляется в Эдуарде. Разница в наших с ним мнениях была полярной, но я не придавал этому значения.
У меня появилась хорошая возможность представить Максимилиана мадам де Вильфор.
- Это капитан Максимилиан Моррель, герой битвы на Элидане, спаситель жизни Шато-Рено.
Я попытался придать как можно больше важности своему голосу, но ответ мадам прозвучал размыто:
- Да... Валентина у себя в комнате. Как обычно, я пригласила её с нами, но она в весьма грубых тонах ответила, что желает остаться дома. Я как могу пытаюсь вытащить её из дома, но совершенно бессильна перед её упёртостью. Я беспокоюсь о ней...
- Мама, ты же сказала, что она скоро умрет?
- Я так не говорила, Эдуард!
Эдуард пытался оттолкнуть руку матери, закрывшую ему рот.
- Я хотела сказать, что мне не нравится замкнутость Валентины... Это может плохо кончиться.
- ....Вы собираетесь на прогулку? - я подумал о чувствах Максимилиана и решил завершать разговор.
- Да, отправимся за покупками.
- Приятного пути, - я вежливо поклонился.
Ожидая, когда карета тронется, мы позвонили в дверь.
Для будущего Максимилиана настал решающий момент.
***
Мы ждали Валентину в компании дворецкого Барруа.
- Я очень волновался, когда она вернулась из оперы. Она была совсем бледной, но кажется, ей стало лучше после ночной прогулки на свежем воздухе, и я вздохнул с облегчением...
Старый дворецкий рассказывал о Валентине, предложив нам по чашке чая. Барруа служил в этом доме еще с тех пор, когда была жива родная мать Валентины, и заботился о ней с детства. Помимо дедушки Нуартье, он был одним из тех, кто по-настоящему любил и ценил Валентину.
- Теперь только госпожа заботится в старом Нуартье, она делает для него так много...
- Как самочувствие господина Нуартье?
- Без изменений...
Когда-то Нуартье де Вильфор служил в министерстве внутренних дел. Для всех было шоком узнать, что он уличен в политической измене. После этого из-за болезни Нуартье потерял способность управлять собственным телом. Он оставался подключён к системе жизнеобеспечения, и почти что не жил. Бошан жалел, что этот человек не может говорить, потому что считал, что мог бы узнать от него множество интересных подробностей.
- Барруа, отец уже вернулся? - раздался голос Валентины.
- К вам пришли друзья, - отозвался Барруа перед тем как покинуть комнату.
Валентина была несколько удивлена, увидев меня и Максимилиана. Увидев её, Максимилиан тут же вскочил:
- Как вы себя чувствуете? - громко спросил он.
- Благодаря вам я в полном порядке... - мягко ответила Валентина. Я почувствовал облегчение.
- Мне жаль, что мы с Францем вчера оставили тебя одну...
- Я в порядке. Всё хорошо благодаря помощи господина Морреля.
Максимилиан покраснел:
- Я просто выполнил свой человеческий долг.
Другими словами, ни я, ни Франц не выполнили свой человеческий долг.
- Но когда Максимилиан сказал, что тебе стало плохо, мы очень испугались.
- Прости, прости, - перебила Валентина, - ...Вы поэтому пришли?
- Я должен был убедиться, что с вами всё в порядке.
Страстный и неуклюжий Максимилиан и нежная, загадочная Валентина. Любви подвластны совершенно разные люди.
- Валентина, я подумал, что может быть, ты испугалась, увидев как Гайде чуть не сорвалась с балкона?
- Нет... - ответила Валентина, поразмыслив некоторое время, - За несколько минут до этого меня начала бить дрожь, а по телу побежали мурашки. Потом началось сильное головокружение, а затем я ощутила поддержку Максимилиана.
Я слушал её слова с серьезным лицом.
- Когда это произошло, на меня вдруг как дракон набросилось другое чувство... Разочарование, ненависть... Я не могла понять, откуда оно пришло, и не знала, что делать. Мне хочется плакать, когда я вспоминаю об этом.
- Вы не должны насильно помнить это, - сказал Максимилиан, - Мне жаль вынуждать вас думать об этом.
- Я действительно хотела с кем-то поговорить... мне страшно, когда я переживаю такие моменты, - она дрожала с трепетом, - то что я увидела, было чьё-то лицо... Это был мужчина, и у него было жуткое лицо. Я не знаю, кому оно принадлежало, но в то же время я чувствую, что хорошо знаю его...
Как и сказал Максимилиан, Валентина обладает уникальной способностью?
...
- Мачеха говорит, что своими россказнями я дурно влияю на Эдуарда.
- Что?! - возмутился Максимилиан, - Мадам Вильфор ничего не понимает!
- Не стоит винить её за то, что её голова занята только Эдуардом. Я тоже никогда не смогу забыть свою родную матушку... Я чужая для неё...
Взгляд Валентины затуманился. Вторая жена Вильфора уделяла внимание исключительно своему отпрыску, не обращая внимания на падчерицу. Выражаясь старомодным языком, Валентина стала ублюдком, хотя мадам де Вильфор решительно отрицала все подобные слухи, когда её спрашивали об этом.
-...Извините, я не хотела об этом говорить.
- Я готов защищать вас! - Максимилиан снова вскочил, не в силах совладать со своими чувствами. Его взгляд, обращенный на Валентину, был полон безграничной симпатии и любви.
- Я сделаю всё возможное ради вас! Поэтому больше не бойтесь... Я... Вы...
- Господин Моррель, - Валентина прервала его пламенную речь, - Больше ничего не говорите.
Я не успел понять смысл её слов.
- Но я...
- У меня есть жених.
Это объяснило всё.
Максимилиан замер. Всё закончилось, не успев начаться. Мне казалось, я слышу стук его сердца.
- Я понимаю...
Капитан тяжело поклонился и повернулся спиной. Он готов был уйти.
- Погоди, нельзя же так сразу...
Он вздрогнул.
- Но я больше не должен здесь оставаться.
- Подожди... Возможно, Валентина хочет сказать что-то еще...
Но Максимилиан распахнул дверь, не глядя на меня.
Перед ним предстал Барруа:
- Мадам вернулась.
...
Кажется, к дому подкатила карета. Вперемешку с ржанием лошадей и топотом копыт можно было расслышать беготню горничных в коридоре.
- Мадам, вы так рано вернулись. Что-то случилось в пути?
- По дороге с нами произошел несчастный случай! Барруа! Я принимаю важного гостя! Быстрее подавай чай! - послышался голос мадам де Вильфор. Преследуя её распоряжения, в доме раздался топот бегущих ног:
- Вампир, вампир, вампир!
- Шевелись, Барруа!
- Сию минуту.
Барруа удалился, бросив взгляд на меня и хмурого Максимилиана, который изо всех сил старался скрыть своё смущение.
Я попытался закрыть дверь в комнату и услышал голос, зовущий Валентину:
- Пожалуйста, выйди и поздоровайся с гостем!
Но Валентина упрямо села на диван. Длинные волосы всколыхнулись, а кровь отлила от лица.
- С вами всё в порядке? - Максимилиан приблизился к ней, - Вам плохо?
- Нет, не так... Господин Моррель, это почти то же самое чувство, что прошлым вечером...
- Тебе принести воды? - спросил я, но Валентина ответила, что это ей не нужно.
...
В дверях снова появился Барруа.
- Мадам зовет вас. Что вы будете делать?
Но увидев состояние Валентины, дворецкий забеспокоился:
- Вам снова нехорошо? Я принесу лекарство...
- Не нужно, со мной всё в порядке. Но скажи им, что меня не будет. Я никого не хочу видеть.
- Да, конечно.
Барруа назвал имя гостя:
- Это человек по имени граф Монте-Кристо. Карета мадам Данглар потеряла управление, и слуга графа пришел на помощь... В благодарность мадам пригласила графа к нам.

Значит, граф здесь. Тогда я обязан с ним поздороваться. Я заволновался. Слуги, которые остановили упряжку лошадей, наверняка Бертуччо, Батистен или Али. К тому же, я должен узнать, каково самочувствие Гайде.
Но я не мог просто так оставить Валентину и Максимилиана одних.

Свет из сада осветил лицо сидевшей на диване девушки. Мы не успели заметить, как солнечное небо затянули толстые тучи, и похоже, начался дождь. Влажный ветерок поиграл волосами Валентины. Девушка обхватила себя руками и слегка задрожала, как будто ей стало холодно.
Максимилиан молча смотрел на неё.
***
- Она невероятно несчастна, - проговорил Максимилиан, медленно допивая эспрессо. Мы вернулись в кафе, где сидели до появления в доме Вильфоров. Максимилиан был подавлен.
- Её сильная душа ноет от ран.
- Я думаю, ты преувеличиваешь. Даже в семьях аристократов бывают проблемы.
- Валентина особенная.
- Как ей это удаётся?
- То, что другие могут с легкостью игнорировать, для неё невыносимая боль. В военной лаборатории я видел много таких людей.

разрыв стр.
123
Предыдущая запись